06:09 

Те же ручки, но другая мучка

Дрейдре
черно-рыжее безобразие
И снова под ногами ползет дорога-змея. В жаркий полдень мы вышли из славного города Сакра и отправились в сторону Арканара. Тракт в это время дня почти пустынен. Да и нам не особо понятно, что же нас потянуло в дорогу, не дожидаясь вечера. Может быть, чувство опасности, а может жажда приключений. Все-таки правы жители южных стран устраивающие сиесту. Идем не торопясь, в размеренном темпе. И мечтаем о прохладе. Не дело это прожариватся под полуденным солнцем, когда само небо кажется выгоревшим и полинялым, как старый плащ на усталом всаднике.

Кстати, о всадниках: Диего любезно уступил свою лошадь под нашу поклажу. А сам героически идет пешком. Мы так торопились покинуть город, что даже не подумали купить лошадей. В тот момент это казалось обременительной мелочью. Как-никак, а следователь по особо важным делам встал на наш след именно из-за лошади. Но сейчас, когда до ближайшего поселения неизвестное количество пыли, солнца и сбитых ботинок, эти животные перестают казаться источниками мирового зла. Надо отвлечься от этого пекла, ну хоть как-нибудь.

Нужно попробовать привести свои мысли хотя бы в относительный порядок. А то, похоже я не совсем пришла в себя после приключения с демоном. Вот и к своему спасителю питаю весьма противоречивые чувства. Он действует мне на нервы. Мои близкие явно не в восторге от нашего попутчика. Ну, отец уже не сможет высказаться, так как погиб. Не без помощи объекта моих душевных терзаний. Брат подозревает его в связи с демоницей. А сестре он просто не нравится.

Рассмотрю-ка Диего по подробнее. Я девушка довольно высокая, но он выше меня примерно на голову. Худощавый, но не до состояния "надо срочно кормить". Мне никогда не нравились мужчины а-ля рыцарь. Эдакая гора, которую и на стул в гостиной усадить боязно. Чтобы не сломался под дорогим гостем. Что еще можно углядеть в нашем попутчике? Черные волосы до плеч. Чисто выбрит, не смотря на то, что постоянно в дороге. Интересно, какого цвета у него глаза? На секунду вынырнув из своих размышлений, слышу кусочек разговора.

-Диего, а ведь мы про тебя почти ничего не знаем. Семья то у тебя хотя бы есть? - Адда с любопытством посмотрела на охотника за демонами.
-Есть. Сын. Он в деревне воспитывается. Так что свой долг в продолжении рода я выполнил - с явной неохотой произнес Диего. И замолчал, разглядывая убегающую вдаль ленту дороги.

Да, он явно не в восторге от темы разговора. Как и я. Ну, сестричка, подсиропила. Сын у него оказывается. А жены случайно там не завалялось? Или это так, след от набегов в деревню по девкам, как господам положено. Так-так-так, Гарантия, а чего это ты вдруг взвилась? Не твой же муж бастарда себе на стороне завел. Да и в наше время это вполне нормальное явление. Все равно, как-то не приятно. Но ведь он же вообще идет с нами только потому, что хочет поймать и убить демона, который, точнее - которая, чего-то от нас хочет.
А потом: прости-прощай, труба зовет. Да и я тоже молодец, ага. Мне теперь по статусу надо о династических браках думать (если уж о них вообще думать). "Нам царевнам жить приходится в неволе. Пропадают молодые годы зря..." Это точно. Зря пропадают.

Уф, эта жара меня доконает. И пыль. И ноги гудят. Хочется ванну и чистую постель. Брат с сестрой тоже выглядят уставшими. Один Диего держится "малосольным огурцом", как выражался мой покойный батюшка. Ага, бедный охотник за демонами. Вот так, легким движением мысли он стал хрямким и соленым. Хихикаю. И, соответственно, получаю недоуменные взгляды попутчиков. Нет, это я так, смешинка в рот попала.

О, брат углядел поворот. Видимо где-то неподалеку есть деревенька. Что-ж, может быть стоит в нее заглянуть? По времени не так много и потеряем, зато спасемся от жары, да и про лошадей узнаем. Шансов на покупку лошадей мало, но чем Серебряная Госпожа не шутит.

Идем потихоньку. Жара давит на плечи. Смолкли и так немногочисленные разговоры. Время тянется, как подтаявшая на солнце смола. Кажется, что мы идем вечность. Внезапно раздавшееся пофыркивание лошади заставило нас вздрогнуть. Брат и Диего как-то переместили оружие поближе. С чего бы такой эффект? Вокруг тихо-тихо. Ветер давно смолк. Обычно в деревне мычат коровы, брешут собаки, дети бегают, бабы ужин готовят, а тут - тишина. Холодок по спине. Переглядываюсь с сестрой. Она поправила перевязь с метательными ножами. Подходим еще ближе к деревне. Тишину нарушает какой-то звук. Прислушиваюсь. Воронье карканье. Никогда эти птицы нее вызывали положительных эмоций. Слышится металлический шелест - мужчины обнажили оружие. Диего одной рукой держится за медальон. Лицо стало сосредоточенное. Брат поглядывает по сторонам. Перехватываю копье поудобнее, вытирая вспотевшую ладонь. Меня терзают смутные сомненья. Приближаемся к деревенской ограде. Грай воронья становится все отчетливей.

Едрить твою налево, то есть - ой, мама дорогая! Не забываем, что мы - девицы благородные. Но в обморок не падаем, хотя, такой случай... В общем ладно, поздно, уже будет не правдоподобно. А вообще - это только со мной могло такое случится: обычно девушкам дорогу усыпают лепестками роз, а тут трупы. Свеженькие совсем. Но зато в соответствующем количестве.

Деревенька небольшая, домов 30 всего будет. И вся пустынно вымершая. Точнее - вырезанная. Что ж, одна радость, трупы свежие совсем. Иначе бы совсем задохнулись. Да, это вам не самаркандские благовония. Улица одна всего. Широкая такая улица. И на ней - трупы. По ним скачут обнаглевшие вороны, лениво поглядывая на нас и недовольно каркая. Еще бы, их посмели оторвать от трапезы. Пойдемте отсюда, а?

Диего говорит, что чует остаточный след демона. Вот только его мне и не хватало для полного счастья. Спасибо, мне прошлого раза хватило. Не хочу повторения пройденного. Но похоже, что моего мнения никто не спрашивает.

А вот и площадь. Видимо здесь и произошло основное сражение. Или резня. Так что то, что мы видели на улице - это так, цветочки. А ягодки вон они - созрели и уже упали. Десятка два трупов. Мужчины и женщины. Такое ощущение, то все бились со всеми. И тем, что под руку попалось. При нашем приближении вороны с карканьем поднимаются с тел. Еще не успели сильно обклевать. Только самое "вкусное". Мда, ощущение то еще. А на срубе колодца повесился мужик. То ли последний оставшийся в живых и сошедший с ума, то ли наоборот - первый, среди пострадавших. Брат проверяет его состояние - нет, не воскресить. Даже с помощью Древней Магии.

Все моё существо просто вопит от ужаса. Бежать! Бежать отсюда поскорее. Еще и эта жара и запах. Да и что-то мне плоховато. Мутит и в глазах малость темнеет. Пытаюсь устоять на ногах, хватаясь за первое, что под руку попалось. И не надо на меня смотреть вопросительно. Черные глаза у Диего оказывается, как у тех ворон. Хочу сбежать подальше. Брат собирается поискать уцелевших, или хотя бы тех, кого он сможет воскресить. Его человеколюбие вечно просыпается в самый неподходящий момент. Да, мне страшно. Очень. Я тут постою.

Нашел, гляди-ка. Девушка, лет 12. Так, связываем, а то вдруг буйная, оживляем. Ага, задышала - застонала. Ладно-ладно, не коситесь на меня так: лечу до удовлетворительного состояния. У меня энергии не вагон - надо поберечь. У магов вообще это профессиональное. Жлобство на энергию. Так, драться спасенная вроде не собирается. Развязываем, даем воды. Рассказывает она душераздирающую историю о том, как дядька Стефан с ума сошел. А потом видимо остальных заразил. Потому что кинулись все друг-друга убивать. А как Стефан один остался, так пошел с ножом по дворам - дорезать все живое. Девушка попыталась убежать и ей прилетело по затылку.

Глаза у девушки становятся будто стеклянные, она ухмыляется и говорит изменившимся голосом: "Теперь вы видели, на что я способна. Моё предложение остается в силе". Далее происходящее для меня как смена картинок-зарисовок: Ошалевшие брат с сестрой. Диего со шпагой на изготовку, готовый пронзить девушку. И она сама верещащая и царапающая себе лицо. Падает в обморок. Хорошо ей. Я бы тоже может полежала бы, подумала над несовершенством мира. Брат пытается привести девушку в сознание. Диего, не убирая оружие, держит медальон и настороженно озирается по сторонам. Вот вам и демон.

Ох, я же забыла связаться со старейшинами. Они анги уже пожилые, не стоит их волновать лишнего. Так, чтобы сильно не отсвечивать, под недоуменные взгляды сестры заявляю, что мне надо срочно поговорить со старейшинами. Ага, по времени пора. Но это не самая главная причина - мне надо как-то смирится с картиной меня окружающей. А так хоть можно глаза прикрыть ненадолго.

Разговор с Тенью-под деревьями не слишком долог. Моего нового учителя зовут Грибной-пень. Ну и имена у этих ква... ангов. Каков он из себя? Очень пожилой. Высокий и нескладный. Но это вроде как особенность всех ангов. На лице какие-то татуировки, теряющиеся в многочисленных морщинах. Одет в коричневое рубище. В хижине горит очаг. И мягко говоря - бедновато. Если так живут старейшины, то как же приходится всем остальным? Караул. Их точно пора спасать! Хотя, кто этих ангов знает, может у них так положено. Хотя, дворец, который находится под усадьбой Пфефернусов достаточно изыскан. В общем, договариваюсь со старейшиной об обучении. Он будет мне рассказывать былины и сказания своего народа. А я - слушать и мотать на косу, ввиду отсутствия усов. И постигать таким образом культуру и основы. Каждый день, в 8 вечера будет проходить урок. Заодно в ментальной магии буду практиковать. А про демонов анги почти ничего не знают. Во время войны с людьми была группа человеческих магов, за которыми стояли демоны. Или, как выражается старейшины: дыры в Основах. Да, над пониманием терминологии придется поработать. Надо будет в ближайшем городе купить бумаги и чернил. Хоть какие-то заметки-наброски делать. Составлять классификацию. В конце-концов, это в чем-то схоже с моей любимой археологией.

Вернувшись к нашему миру и суровыми буднями ангских престолонаследников, выясняю, что брат отыскал еще четверых, подлежащих воскрешению. Девушка, лет 20 и трое детишек. Мда, процент "выживших" впечатляет. Ну, давайте воскрешать. А я все равно тут у стеночки посижу. Полечить? Ох, ну ладно-ладно. Будем считать, что я тоже великодушно-человеколюбивая. И так, теперь они тут не одни, можно вполне удалится. Советуем деревенским обратиться в город, и лучше в храм. Собираемся и покидаем это "гостеприимное" поселение. И так уже оставили множество следов для господина Ирмина. И если он нас поймает, я боюсь он спросит нас не только о том, почем фунт лиха в чумные годы, так еще и будет интересоваться, тепло ли тебе, девица, прокаливая железо для пыток.

Покинув сию обитель скорби решаем углубиться в лес. В надежде на то, что найдем место силы. Нам бы сейчас не помешала помощь Древней магии. Диего, мягко говоря не в восторге от перспективы пробираться по бурелому в быстро надвигающихся сумерках. Но что поделать. Он даже не спорит. Как я заметила, он вообще практически не спорит. Во всяком случае, со времени начала нашего совместного путешествия. Воинская привычка - подчиняться приказам?

Часа через 4 натыкаемся на место силы. Отлично, теперь вот проберемся через валежник и найдем место для стоянки. После такого тяжелого дня надо поспать. Хорошо и долго. Брат разводит костерок, собираясь что-то приготовить на ужин. Не, спасибо, я не голодна. И так желудок к горлу подступил. Первое дежурство отдали Диего. Брат с сестрой устроили себе лежанки рядом со мной. Для лучшего сна. Здорово у них получается, минуты не прошло - уже сопят себе спокойно.

Какое-то время лежу, наблюдая сквозь ресницы за Диего. Он ходит около седельных сумок, проверяет, насколько остра его шпага, не нуждается ли она в правке. Чистит свой костюм от дорожной пыли и излишней грязи. По мере сил и возможностей, конечно. А потом садится у еле теплящегося костра и достает медальон. Тот качается на длинной цепочке, поблескивая в свете огня. Пальцы у Диего длинные, как у музыканта. Чем черт не шутит, может он и умеет играть на чем-то. Тихое позвякивание цепочки, блеск граней амулета, взгляд черных глаз, обращенный в пламя костра и язычки пламени, которые отражаются в этих бездонных глазах. О чем он вспоминает и мечтает, сидя вот так около костра? Что тревожит его?

Пляшет пламя, растворяясь в ночи и превращаясь в полную луну, висящую в антрацитовом небе. Серебряная Госпожа. Все видит и все знает. Она каждую ночь равнодушно взирает на мир, что расстилается под ней. Все беды и заботы людей ничего не значат в масштабах вечности. Госпожа светит всем одинаково.

Вдруг тишину ночи нарушает шорох шагов. Я вижу ту самую деревню, из которой мы ушли вечером. К колодцу нетвердой походкой движется мужчина. Останавливается около колодца, достает из кармана какой-то предмет и рассматривает его в свете луны. Он поднимает руку выше, как бы показывая Серебряной Госпоже свою добычу. И я узнаю кусочек короны. Тот самый, который так нам необходим. Мужчина еще какое-то время крутит его в руке, оценивающе рассматривает, потом истерически-злобно смеется, засовывает руку с осколком короны за пазуху и кувыркается в колодец вниз головой.
И снова только луна темном небе.

***
Будет день - будет пища.

Просыпаюсь от вкусных запахов. Оказывается, пока я дрыхла, сестра уже завтрак собирает. А мой организм, после вчерашней голодовки чует копченое мясо сразу, как его из мешка достали. Болтаем с ней потихоньку. Выясняем, что снилось нам одно и тоже. И что спутники наши уже вполне проснулись, потому что брат комментирует: "Ну а что, на новом месте, приснись жених невесте. Вот девкам и снятся мужики всякие". И хохочет, зараза такая. А ведь сам этот же сон видел. Что, ему тоже "женишок" снился?

Краснея бормочу: "Ага, как же, снились мне уже мужики всякие." - И кошусь на Диего, который тоже уже вполне проснулся и внимательно слушает наш разговор.
-Незавидная партия для любой девушки - утопленник. Надеюсь, что даже имеющийся у него фрагмент не соблазнит никого из присутствующих. Настоятельно рекомендую подумать. - Диего делает серьезное лицо, но при том видно, что сдерживает улыбку.

Вот же. Ушки мои ушки. Можно вместо фонариков использовать. Нет, вот стану королевой и точно запрещу королевским указом дурацкие шутки. А пока нос вздерну и посмотрю так с недоумением и возмущением, дескать как вообще можно?! И быстренько отвернусь.

Возвращаться в деревню нет никакого желания. Но нам нужен этот фрагмент. Непонятно, как труп из колодца доставать. Да и погоня. Ведь то, что мы видели - явная ловушка со стороны демоницы. Только вот чего она этим добиться хотела? Пути демона неисповедимы.

Вспоминаю, что с помощью Древней Магии, я могу попросить о любом действии животного. То есть идет почти как алгоритм приказа, но я прошу его как друга, на правах так сказать "старшей". Зову небольшую лесную птицу и устанавливаю с ней ментальный канал. Теперь я разделяю своё сознание с этой пернатой. Можно и на разведку слетать.

Ну вот, этого я и боялась. Деревня с высоты птичьего полёта пестрит яркими пятнами. Там много людей. Солдаты. Подлетаю к площади, да и к колодцу заодно, с целью заглянуть в него. Да, наш утопленник не раздумал отмокать в холодной водичке, вон плавает. А вот около колодца персона поинтереснее. Господин Ирмин фон Кнаупешняйге. Как говорится - собственной персоной. И допрашивает, то есть расспрашивает, спасенную вчера нами девушку. Надо бы послушать. Будем надеяться, что никто не заподозрит маленькую птичку сидящую на срубе колодца.

Господин Ирмин сидит на деревянной лавочке около колодца. Видимо специально для него её сюда приволокли. Вчера не было. Около него стоит немного робея девушка лет 20. Обычная селянка, таких в любой деревне пачками встретить можно.

Разговор у них интересный. Господин Ирмин очень интересуется, а что, собственно говоря, случилось с этой деревней. Эта дурочка все ему рассказывает, ну как вчера нам. Он её так ласково подбадривает. И вот, рассказ доходит то того момента, как "А потом я ничего не помню. Вылечили меня добрые люди, проходившие мимо. Они вот еще и Марчека вылечили. И Кристю. Только она чего-то сильно переживает происшедшее. Чуть что в истерике биться начинает. Вы уж не обижайте девку, добрый господин." Следователь чуть оживляется.

-Послушай-ка, Марта, а расскажи мне, как выглядели эти добрые люди? - Ирмин спрашивает так с ленцой в голосе, будто и не особо интересует это.
-Добрый господин, да я и не запомнила особо, уж простите. Такой ужас вокруг творился. - девка стоит потупив взор, видимо опасаясь гнева высокого чина.
-Не бойся, рассказывай, что помнишь.
- Четверо их было. Два мужика и две бабы. Оба мужика чернявенькие. Один, его они промеж собой Ноибреном звали, он у них главный целитель. Так вот он плотненький такой, справный мужчина. Добрый очень. Все советовал нам в город податься за помощью, да в храм обратится. Говорил, что тут демон какой-то поработал. Второй - длинноволосый,высокий и худой. Не наших краёв будет. У нас такие отродясь не водились. Оружие у него такое - господское еще было. А девки, что с ними были - да ничего особенного. Обе высокие. Я одну хорошо разглядела, она почитай все время тут около дома просидела. Видимо поплохело ей. Волос у неё русый, коса заколота, видимо, чтобы в дороге не мешала. Лицо ничего так, милое. Только вот глаза какие-то неказистые, что пыль на дороге. Наши-то мужики в селе все больше по голубым или зеленым глазам.
Господин Ирмин машет рукой, дескать не отвлекайся, ближе к делу. Девка тушуется и продолжает скороговоркой:
-Так я и говорю, господин хороший, полечили они нас хорошо. Да и ушли вечером. А куда не сказали. А утром мы воды хотели набрать, а там утоп кто-то. Уж мы как испужались. Что за беда-напасть приключилась? А тут и вы подъехали. Мы вот тут домик для вас убрали-приготовили. Не побрезгуйте, чем богаты.
Следователь машет рукой и подзывает солдата.
-Падаль из колодца достань! - командует он и отходит чуть в сторону.
Солдаты достают утопленника и укладывают его около колодца. "Ой, да это ж Михась!" - вскрикивает девушка - "Откуда он здесь взялся?"
-Вечером точно не было этого? - спрашивает Ирмин, разглядывая "улов".
-Не было

Левая рука у покойника лежит за пазухой, будто держит что-то. Ирмин наклоняется и достает обломок короны.

Я чуть было не теряю связь с птицей. Так сон был действительно вещим. Как прикажете теперь добывать сей артефакт? Придти к следователю и сказать: "Дяденька, отдай, это наше? Нам очень-очень надо?"

А Ирмин озадачился. Ходит вокруг колодца, держась за голову. Иногда останавливается, что-то беззвучно говорит и продолжает наматывать круги. Солдаты стоят по стойке смирно, наблюдая, как начальство размышляет. Вдруг господин фон Кнаупешнейге останавливается и негромко командует: "Перо и чернила!" Как по мановению руки возникает просимое. Господин следователь пишет три письма, два из которых отправляет голубиной почтой. Эх, не перехватить голубчиков. Третье письмо отдает курьеру. Тот должен мчатся в Мекку, в Храм Луны, отдать письмо лично в руки самому высокому начальству, к какому допустят. И быстро обратно. На все - два дня!

После этих распоряжений, господин Ирмин удаляется в избу, которую ему указала селянка, напоследок велев солдатам закопать все трупы. И отметить, кто где лежит. Чтоб по человечески все было.

Отпускаю птицу. И возвращаюсь к своим спутникам.

Пока я осматривала деревню, мои решили искать не осколок короны, а демоницу. Диего был воодушевлен и даже занялся сейчас ритуалом, который предназначен для выявления людей, с которыми демон будет взаимодействовать в ближайшее время. Ну, конечно. Теперь мы будем искать и устранять тот фактор, что держит этого охотника рядом с нами. А вот мне что тогда делать? Я же ведь еще не определилась. Хотя, кого я обманываю. Все уже понятно. Только безнадежно. Сказала же девка деревенская, что я "непримечательная". Ну вот так и есть. Вот помнится на Адду ребята в родном городе здорово пялились. А я как-то в стороне всегда была. Попытаюсь все-таки переиграть ситуацию.

После моего рассказа о происходящем в деревне, были внесены поправки в нашу программу действий. Решили подождать окончания ритуала, который уже не прервать. А потом прокрасться к деревне и с помощью лесного зверья сделать попытку разведать ситуацию и, чем Серебряная Госпоже не шутит, может даже выкрасть интересующий нас фрагмент короны. Потому что нам не найти следующий, этот будет давать большие помехи.

Брат отправляется на охоту, Адда решает потренироваться с метательными ножами, а я - лечь подремать. Чтобы к вечерней истории быть полной энергии.

Диего начертил на земле круг, внутри которого размещено множество непонятных для меня символов, встал посредине, преклонив колено. В одной руке держит свой амулет. Тот мерно раскачивается, поблескивая гранями. Такое ощущение, что знаки на нем слегка светятся. Диего стоит не шелохнувшись, глаза его закрыты. Состояние очень похожее на транс. Выглядит он сейчас как рыцарь склонившийся перед святыней. Хотя, наверное, для него так и есть.

Вдруг внезапно понимаю, что не хочу потерять этого человека. А ведь ему тоже грозит опасность. Возможна даже большая, чем нам. Демонице явно не понравится, что рядом с объектами её внимания находится тот, чей род давно и вполне успешно борется с её видом. Надо будет постараться, чтобы Диего не попал в историю. У меня на него свои планы. Поистине королевские. И никому не позволю помешать мне.

Ритуал окончен. Ого, ведь прошло уже шесть часов. Диего сообщает, что в ближайшее время демоница будет взаимодействовать с нами, а также с господином Ирмином фон Кнаупешняйге. Да, явно надо поторопиться с кражей осколка короны. Иначе задача может стать в разы сложнее.
- Диего, ты хорошо себя чувствуешь? Может быть, тебе надо отдохнуть после ритуала? - слова сами срываются у меня с губ.
— Рядом с демонами никто не может чувствовать себя хорошо. И поэтому отдыхать будем позже — когда подумаем, что делать теперь.
- А что особо придумывать? Попробуем выкрасть осколок короны. Для этого мне понадобится хорек. Есть у нас плотный мешок? - я забегала по лагерю в поисках искомого - Диего, не смотри на меня так, я же не заставляю тебя ловить хорька. Я его сама позову.

В постепенно опускающихся на лес сумерках мы вышли к деревне. Вечерний ветерок пытался остудить раскаленный воздух. По деревенской улице прохаживался патруль. Откуда-то доносился мужской смех - солдаты тоже люди. И отдыхать от целого дня работы могильщиками лучше с чем-то покрепче кваса. Во всяком случае тем, кто не на дежурстве. Судя по всему обжиты сейчас три дома, стоящие рядышком. Интересно, в каком из них находится наше сокровище?

Вживаюсь в сознание хорька. Бежим к средней избе, в которой горит свет. Ныряю в подпол и по крысиным норам пробираюсь в дом. Хозяева нор благоразумно не попадаются на пути. Оказываюсь под лавкой в светелке. Просторная светлая комната. Обставлена скромно, по деревенски. А за столом около окна сидит господин Ирмин фон Кнаупешняйге, следователь по особо важным делам. Задумчивый такой, что-то пишет. Периодически взъерошивает волосы и задумчиво посматривает в окно. Эх, какая жалость, что нельзя подсмотреть то, что он пишет.

Осторожно осматриваю комнату. Хорьку не нравится здесь. Пахнет человеком и табаком. Мерзкий запах. В крысиной норе и то лучше, там был запах еды. В углу комнаты лежит седельная сумка. Подбегаю к ней, стараясь особенно не шуметь. Вот же старательный и аккуратный тип - сумка крепко застегнута. Прогрызть наверное можно, но долго и шумно. Покрутившись вокруг, замечаю китель, небрежно брошенный на лавке. Хм, а что у нас в карманцах? Апхи, опять табак, фляжечка небольшая. Противно пахнет. Пьем значит понемножку. Но осколка короны так и не видно. Постепенно отчаиваюсь. Вдруг господин Ирмин уже отправил его в Самарканд? Как тогда вызволять?

Открывается дверь и в комнату небрежной походкой заходит мужчина. Протягивает Ирмину искомый мною артефакт и усаживается за стол напротив господина следователя.
-Ну, что расскажешь? - после некоторой паузы говорит фон Кнаупешняйге.

Хорек забивается подальше под лавку и весь обращается в слух.

@музыка: The Phantom of the Opera, Wishmaster

@темы: Данжи, Есть другие миры, кроме этого, Урра! Заработало!, Что мы обычно говорим читателю? Не сегодня!

URL
   

Черно-рыжий сон

главная